Поиски квартиры в Германии. Как арендовать жильё в Берлине

Обсуждая уже с двумя друзьями поиски квартиры в условиях хипстерской конкуренции и оборзевших маклеров, одна из них сказала «наша жизнь здесь это одна большая авантюра». Мне не очень нравится слово эмиграция, от него пахнет нафталином, белой акацией, валокордином и немного Набоковым, но мы до него объективно не дотягиваем. Как будто ты куда-то бежишь. Но все то время пока ты находишься вне дома, когда Москва это все еще дом, ты просто надеешься на то, что все не наебнется. Во время учебы твое будущее более менее определенно — два года тут, один год там, что будет потом не очень понятно, думаешь куда бы переехать или хватит уже, где бы найти квартиру, может быть вообще никуда не ехать, будем дальше играть в литературу и писать рассказы на воображаемой даче в Бранденбурге.

Наша жизнь действительно большая авантюра, где я, выросшая довольно в тепличных условиях, не имела потребности куда бежать, кроме как от себя, когда в 18 лет осталась сама с собой наедине. Потом зависнув где-то между последним годом учебы и тремя летними работами, судьба подарила мне билет в Берлин — куда я прилетела, имея в кармане сто евро и оплаты на временную комнату в платтенбау. Это звучит вполне как авантюра, на которую можно решиться только когда тебе двадцать лет. Как там оно вообще в 2014 году, когда нет ни завтра, ни конца месяца, а есть только сегодня? Потом поиграла в эту авантюру еще год, со смешными работами о которых можно книжку написать. Это не «Берлин, я люблю тебя», а «Берлин, я устала сидеть во френзоне, пожалуйста», потому что вроде бы все к тебе благосклонно, но вот любит тебя как друга.

И так месяц за месяцем, ты продолжаешь дальше играть в эту авантюру, когда уже заработала первые деньги, сняла первую раздолбанную квартиру, спишь на кровати из дверей, обзаводишься друзьями и любовниками, все равно продолжаешь существовать в режиме выживания. Потом вспоминаешь, что чувство стабильности как и безопасности по дефолту никогда не наступит и всегда все может наебнуться, в любой момент.

Зато когда наступает смирение — ты выходишь из френдзоны. И чувствуешь какую-то лёгкость на короткий момент сейчас, проходя вечером по вымерзшему центру. Это взаимное принятие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх